Конфискованная недвижимость в Берлине.

Берлин может использовать конфискованную недвижимость в социальных целях.
Это уже распространено в Италии. Государство не продает конфискованную недвижимость, принадлежащую мафии, а оставляет это проектам, направленным на общее благо.
Теперь Берлин хочет сделать то же самое с домами, которые, как утверждается, были куплены на доходы от незаконных сделок и серьезных преступлений, и которые были конфискованы государством.

Ведь в 2018 году в Берлине было конфисковано 77 объектов недвижимости, общей стоимостью более девяти миллионов евро.
Это стало возможным благодаря поправке к уголовному законодательству годом ранее. В рамках борьбы с организованной преступностью и терроризмом активы арестовываются или конфискуются с 2017 года, если деньги, на которые они были куплены, вероятно, были получены в результате серьезного преступления. Важно различать «арестованный» и «конфискованный». Если дома арестованы, они еще не принадлежат государству: суд решает, могут ли объекты быть конфискованы навсегда. Две собственности сейчас полностью конфискованы государством, теперь они принадлежат ему. Суд высшей инстанции подтвердил это в сентябре. Включая виллу в Альт-Букове в Нойкёльне.
Перечисленное свойство имеет для приступности особое символическое значение. Сейчас недвижимость принадлежит земле Берлин и находится в ведении районного управления Нойкёльн. Там проживают члены клана, в районном управлении до сих пор проверяют, действуют ли договоры аренды. Как это будет продолжаться, совершенно неясно. У члена районного совета Нойкельна Фалько Лике (ХДС) уже есть идея: молодежный центр мог бы переехать на виллу.
Предложение не далеко от реальности. Требования действуют с прошлой недели. Сенатор юстиции Дирк Берендт (Зеленые) внес поправку в Уголовный кодекс. В будущем государство может использовать конфискованную собственность для общего блага или оставить ее себе, но больше не будет продавать ее с аукциона. Тем более, что кланы тоже покупали дома на аукционах.

Клан выгнал жильцов из приусадебного участка.

«Любой, кто финансирует свою недвижимость за счет таких преступлений, как отмывание денег, наносит огромный ущерб общему благу, — говорит Берендт. — Вот почему Берлин в будущем сможет использовать такую недвижимость».
Себастьян Шлуссельбург, эксперт по правовым вопросам от левой парламентской фракции, снова видит в Берлине первопроходца — как в случае с конфискацией собственности.
Девиз «Мы вернем город» теперь также используется в борьбе с отмыванием денег и организованной преступностью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − = 14

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять